Супруги-дрессировщики Андрей Ильин и Лилия Максименко рассказали корреспонденту газеты «Вечерний Минск» о любви к животным, жизненных испытаниях на прочность и необычных домашних питомцах.

Veni, vidi, vici

Андрей Ильин приехал на гастроли в Минск в 1997 году. Приехал не один — со своей медведицей Асунтой, которую вырастил и воспитал с первых месяцев рождения. Охотники принесли малютку найденыша в цирк в Башкирии. На манеже они вместе с Асунтой показывали номер «Борьба человека с медведем», который, по сути, был сплошной импровизацией и потому очень зрелищным.

днажды после репетиции к нему подошла молодая девушка с красивым именем Лилия. На тот момент она была рабочей по уходу за животными и захотела лично познакомиться с дрессировщиком. Андрей влюбился в нее с первого взгляда. Минские гастроли длились три месяца, но этого времени оказалось достаточно, чтобы между ними завязалась дружба, которая переросла в нечто большее. Практически в день завершения программы молодые люди стали мужем и женой. И без малого четверть века идут рука об руку, не представляя свою жизнь без цирка, без животных и друг без друга.

Вещий сон и ревность медведицы

До судьбоносной встречи каждый из них шел своей дорогой к цирку. И эти пути были нетривиальными. Особенно у Лилии. С детства она очень любила ходить на представления, но была уверена, что попасть с улицы в число цирковых артистов попросту нереально. Счастливым билетом, который открыл ей двери в этот мир, стала собачка Белка. Лилия нашла ее в подвале многоэтажки, в которой жила. Болонка родила четырех щенков. Места в однокомнатной квартире для всех стало мало, а пристроить пушистиков в добрые руки никак не получалось.

— И вдруг маме приснился сон, мол, наших щенков заберут в цирке. Туда она меня и отправила, вручив фотографии малышей, — с улыбкой вспоминает собеседница.

В цирк ее не пустили, но во время разговора с вахтером мимо проходила дрессировщица собак. Она предложила вчерашней школьнице стать служащей по уходу за ее артистами. Лилиных щенков себе она не забрала, в составе ее труппы были сплошные «пятнашки» — далматинцы и доги. Но разрешила Лилии перевезти малышей в цирк и самой обучать их трюкам.

   

— Она такие мне обрисовала перспективы, о которых я даже не мечтала. Конечно же, согласилась! Было это в 1995 году. Вместе мы съездили на гастроли в Гомель. И уже тогда я осознала, что нашла себя и ничего другого мне не нужно, — уверяет Лилия.

Но потом дрессировщица уехала выступать в Польшу, а девушка осталась в Минске. Лилия вспоминает, как настойчиво просилась в цирк, год ждала, пока ей выделили помещение в подвале, где она могла бы дрессировать своих питомцев. По счастливой случайности в это время в цирке выступали очень известные артисты — супруги Людмила и Владимир Шевченко. Людмила, узнав, что в подвале репетирует молодая дрессировщица, взяла над ней шефство, поспособствовала тому, чтобы ей разрешили работать на манеже: животные должны привыкать к арене. Правда, выступить со своим номером перед зрителями Лилия тогда так и не успела. Выйдя замуж, уехала из Минска вместе с супругом и своими четвероногими артистами.

Андрей родился и вырос в далеком Новосибирске. В лет 18 на глаза ему попалось объявление о том, что в цирк требуется рабочий по уходу за животными. Почему нет?! С того момента его жизнь заиграла новыми красками. Вначале Андрей ухаживал за лошадьми, наблюдал и впитывал все, что происходило во время репетиций, потом ассистировал в номере с собаками и волками.

 

мплуа дрессировщика примерил на себя, когда подросла медведица Асунта, с которой он и приехал в Минск. Дамочка, надо признать, была с характером. Например, очень ревновала Андрея к Лилии, которая с большим волнением смотрела выступление супруга, понимая, какой опасности он каждый раз себя подвергает. В скором времени Андрею достался «по наследству» номер со слонами: их дрессировщик был уже в преклонном возрасте и доверил подопечных молодому коллеге. Супруги выходили на манеж с этими величественными животными в течение 12 лет. А Лилия еще и со своим номером с собачками, впервые представив его зрителям во время гастролей в Польше.

Романтика большой дороги

Жизнь цирковых артистов разъездная, гастрольная. Как кадры киноленты, мелькают новые цирки и новые города. Сколько их было на жизненном пути Андрея и Лилии, сосчитать невозможно.

— Приезжаешь, распаковываешься, живешь в гостинице, выступаешь месяц, собираешься и дальше поехал… Кому-то покажется такой уклад жизни сложным, неприемлемым для семьи, а мне лично он очень нравился. И сейчас я скучаю по тому времени, — признается Лилия.

Колесить по миру они не перестали, даже когда родился первенец. Путешествовать между городами и странами с детьми не просто сложно. Расстояние, скажем, от Красноярска до Владивостока — это пять дней в поезде, которые с активным двухлетним малышом — настоящее испытание. Спасало, что цирковые всегда помогают друг другу.

 

— Как-то в долгой дороге нам на выручку пришли даже кенийские акробаты. У них на родине, как правило, семьи многодетные, у каждого дома осталось по 10–12 братьев и сестер, так что с малышами обращаться кенийцы умеют. Они и играли с нашим ребенком, и рисовали, и песни пели… В общем, отличные няньки, — вспоминает Лилия.

Но все же супругам пришлось прервать гастрольную жизнь из-за проблем со здоровьем старшего сына, который постоянно болел бронхитом. Дело даже шло к астме. Найти причину никак не удавалось, все тесты на аллергены были отрицательные. Как-то Андрей предположил: «Может, у него аллергия на слонов?» Оказалось, да.

 

И тогда наступил момент выбора: либо Лилия остается с детьми в родном Минске, а Андрей продолжает выступать и они не видятся по полгода, либо супруг покидает слонов и вся семья живет в столице. Выбрали второй вариант. Андрей отошел от дрессуры, официально стал руководителем номера Лилии. Он ухаживает за четвероногими артистами — выгуливает, вычесывает, кормит, помогает во время репетиций и ассистирует на арене.

— Я свое на манеже отработал. Теперь вот руковожу. Знаю, что когда я рядом, Лилии спокойнее, — искренне говорит Андрей.

Опилочные детки

Так своих детей цирковые артисты называют еще с тех пор, когда на манеже вместо ковра были опилки. Но уклад жизни таких деток за столетия не изменился, и он в корне отличается от жизни их сверстников: цирковые малыши растут в особой атмосфере, много и часто переезжая с места на место.

— Когда родился наш первый сын, Андрей был с гастролями в Японии. А когда вернулся, Льву исполнилось уже три месяца. Мальчишка вырос среди животных, ползал и начал ходить в их компании. Интересно, что окружали сына в основном собаки, а сейчас он больше любит котов. Возможно, имя обязывает, — шутит Лилия.

 

Льву уже 16 лет. Учится в музыкальном колледже, играет на фортепиано и саксофоне, при этом мечтает стать… программистом. Младший сын, Андрюша, в цирке с двухмесячного возраста, он прирожденный дрессировщик. Ездил с родителями на гастроли в Эстонию, Венгрию на весь сезон — с весны по осень. Пять месяцев семья провела в Литве, где, к слову, произошел трогательный случай.

— У цирковой обезьянки родился малыш. Всех предыдущих своих детенышей она почему-то загрызала, но в этот раз дрессировщику удалось одного кроху спасти. Коллега, узнав, что у меня есть грудной ребенок, обратился с необычной просьбой — поделиться молоком. Отказать не смогла, стала отдавать малютке бутылочки со спасительной пищей. И, к счастью, она выжила, — делится воспоминаниями дрессировщица.

 

Андрей-младший сейчас уже третьеклассник. Но по-прежнему с удовольствием приходит в цирк, помогает родителям, пробует себя в роли ассистента в номере мамы, а папе всегда составляет компанию на рыбалке.

Найти свою фишку

Лилия видела и сама подготовила огромное количество номеров с собаками, притом каждый дрессировщик всегда стремится сделать свой номер неповторимым и запоминающимся. Хотя набор трюков, которым можно обучить подопечных, примерно одинаков. С двухмесячного возраста щенки осваивают базовые команды: «сидеть», «дай лапу», «ходи змейкой». Потом задания усложняются: прыжки через обруч, на скакалке, кувырки. Высшим пилотажем считаются сальто и стойка на передних лапах.

— Даже если собачка не очень талантлива, я все равно ее чему-нибудь научу. Главное, подметить особенности каждой и похвалить, — делится секретами Лилия. — Один щенок очень любил уцепиться зубами за брюки и повиснуть. Эту его страсть я использовала на сцене: когда прыгала через скакалку, он выбегал, хватался за нее, а я начинала вращать скакалку вместе с собачкой по кругу. И это всегда вызывало дружный детский смех в зале.

Порой подсказывают трюк сами питомцы. Так случилось и во время нашей встречи. Лилия репетировала с подрастающими артистами, японскими хинами, и один щенок умудрился покатить барабан не вперед, а назад. Теперь этот навык нужно будет закрепить.

 

— Когда животные сами придумывают трюки, они потом выполняют их с особым удовольствием! В одном номере мои артисты должны были пробежать по барьеру вокруг манежа и умчаться за кулисы. А Пульт каждый раз норовил навернуть еще один круг. Мы не стали этому препятствовать, и этот финишный пробег Пульта стал изюминкой номера, — рассказывает Лилия.

Фишкой ее выступлений долгое время были и собаки породы бобтейл. Они очень похожи на болонок, только в разы крупнее, могут весить 40 килограммов. Впервые щенка бобтейла Лилия увидела на птичьем рынке в Киеве и лет шесть о нем мечтала. Во время гастролей в Хабаровске купила первого бобтейла — мальчика по кличке Альф. Потом ездила в Петербург за девочкой Линдой. В скором времени парочка стала родителями, подарив хозяйке восьмерых щенков.

— Я сама принимала роды у Линды прямо на кухне в квартире. Потом еще долго этот момент мне снился. Но самое сложное было впереди. Линда отказалась вылизывать своих малышей, а это значило, что они не смогут сходить в туалет без такой маминой стимуляции. Пришлось взять эти функции на себя — гладить каждого по очереди много раз в день. Это было очень сложное и изматывающее время, пока они росли. Представления ведь никто не отменял, и мы — со щенками и детьми — летели в цирк, — рассказывает собеседница.

На семейном совете было решено двух щенков оставить себе, а остальным нашли новых хозяев. Много лет Лилия выходила на манеж в окружении семьи бобтейлов и миниатюрных болонок.

Show must go on

К сожалению, век четвероного артиста не так уж долог. И это самый грустный момент в работе дрессировщика. Но Лилия никого не бросает, все ее собачки остаются при ней до последнего вздоха. Даже в отпуск они с супругом ездят раздельно, чтобы и на несколько недель не отдавать своих питомцев в чужие руки.

Сейчас собеседница работает уже с третьим составом. На арене цирка свои навыки демонстрируют бобтейл Марго и семейство болонок — четыре братика и сестричка: Хмурик, Лапус, Элвин, Оскар и Леди. Они уже в возрасте — им по 9 лет. И с годами проходит не только собачий азарт. Например, один из артистов отказался выполнять сальто — попросту тяжело стало. Лилия относится к этому с пониманием. Питомцы для нее как дети, и она для них — мама.

— Готовим новых звезд. Ими станут японские хины. Все мальчишки — Хирой, Йоко, Джо-Джо и Африк. А еще мечтаю о пуделях, очень надеюсь, что и эта мечта сбудется, — делится на прощание планами Лилия.

Шоу должно продолжаться.

 

В семье дрессировщиков любят не только собак. Сейчас дома живет кот, которого уже взрослым забрали с улицы. Есть кролик — любимец Андрея-младшего, который пытается дрессировать своего ушастого. Когда-то был даже ворон — Андрей подобрал малыша и выходил. Птица, к слову, оказалась очень умной, даже научилась четко произносить свое имя — Карлуша. А еще удалось приручить зайца, которого нарекли Зи-зи. Его из-под колес трактора спасли другие цирковые артисты.

Фото Сергея Пожоги, из личного архива семьи Максименко и предоставлены Белгосцирком