В годы Великой Отечественной войны в «Шталаге-352», что был расположен на территории нынешней Масюковщины, погибли более 80 тыс. советских военнопленных. Узнать достоверную информацию о тех страшных событиях сегодня можно во время пешеходной экскурсии «Пленная правда: история Шталага-352 в Масюковщине», которая с прошлого года включена в перечень столичных экскурсионных маршрутов. Впечатлениями от увиденного и услышанного поделилась корреспондент агентства «Минск-Новости».

Прикоснуться к истории

Экскурсию для меня провел один из ее соавторов — историк Дмитрий Морозов. Он живет в Масюковщине, целенаправленно занимается изучением истории Шталага-352 и сохранением памяти об этом историческом месте.

До наших дней сохранились не все постройки одного из крупнейших концлагерей для военнопленных на территории Беларуси. Но его ядро уцелело. Лазарет, пищеблок, гараж, баня, дом офицерского состава. Дорога из брусчатки, выложенная руками узников. Все это способствует эффекту погружения в ужасающие события 1940-х.

овлю себя на мысли, что знакомиться с этим местом нужно не летом, когда тепло и зелено, а именно в холодный ноябрьский день. Начинаешь зябнуть даже в теплой куртке и думаешь: а каково же было здесь 80 лет назад нашим солдатам, полураздетым, голодным, страдающим от болезней?

 Осень-зима 1941–1942 годов была самой страшной. Сюда, на территорию бывшей советской воинской части, рассчитанной на размещение 9,5 тыс. человек, согнали до 140 тыс. пленных. Основная масса до весны не дожила, — рассказывает Д. Морозов.

Баланда из чугунной ванны

Сейчас вокруг бывшего лагерного пищеблока бурно растет трава, а в ту осень узники вырвали и съели тут каждый зеленый пучок.

 

 

 

— То, что выдавалось узникам, трудно было назвать пищей. Суточный рацион состоял из 80–100 г эрзац-хлеба из древесных опилок и двух кружек баланды. Ее варили из гнилой картошки и затхлой крупы, — констатирует экскурсовод.

Даже выдачу этого жалкого варева враг превращал в издевательство. Баланду наливали в чугунную ванну, змейкой пускали людей. Человек должен был взять кружку, зачерпнуть баланду, быстро выпить на ходу и оставить посуду с другой стороны ванны. Емкостей не хватало, приходилось зачерпывать горячую похлебку в шапки, пилотки, а то и просто в пригоршни. Ошпаривались, выливали на землю, оставаясь голодными.

Место боли

Тяжело представить, сколько боли видели стены бывшего лагерного лазарета. От истощения, побоев и болезней здесь каждый день умирали сотни людей. Их на телегах вывозили на кладбище — сейчас на этом месте на пересечении ул. Нарочанской и Тимирязева возвышается мемориальный комплекс «Масюковщина».

 

 

 Осенью 1941-го вспыхнула эпидемия тифа. За лазаретом находились тифозные бараки, в которых немцы ставили опыт: как будет вести себя болезнь, если с ней ничего не делать. В этих условиях выздоравливали только люди с исключительно крепким здоровьем, — говорит Д. Морозов.

Военнопленные врачи делали все возможное, чтобы облегчить участь больных. Медикаментов практически не было, прибегали к народной медицине. Например, делали отвары из хвои. Рискуя жизнью, шли на хитрости. Так, списки умерших подавались с задержкой, чтобы получить больше пайков для живых.

За попытку побега — на крюк

Есть ли предел человеческой жестокости? Этим вопросом нельзя не задаваться, слушая об имевших здесь место расправах. Пытавшегося совершить побег узника вешали за подбородок на крюке, и он умирал медленнее и мучительнее, чем от веревки.

Лагерный карцер был под стать средневековым камерам пыток. Крыши у сооружения не было. На бетонном полу скапливалась вода, лежать невозможно. Нельзя и встать в полный рост — на высоте 140 см натянуты ряды колючей проволоки. Приходилось стоять на четвереньках. При том что кормили тут раз в несколько дней, шансов выжить было мало.

 

Чтобы уменьшить численность военнопленных, регулярно проводились расстрелы, давались непосильные для истощенных узников задания. К примеру, заставляли носить в лагерь кирпичи из центра Минска, по четыре на человека: по одному в каждой руке и под мышками. Или бегать по дороге до кирпичного завода и обратно, утрамбовывая снег, — этот метод уборки назывался «утюг». Тех, кто не справлялся и падал в изнеможении, добивали.

Непокоренные

Несмотря на все старания, полностью сломить волю людей к сопротивлению не удалось. Совершить побег из тщательно охраняемого лагеря, окруженного трехметровым забором колючей проволоки, по которой ночью пускали ток, казалось бы, нереально. Но такие случаи были. Когда подходим к бывшему лагерному гаражу, Д. Морозов рассказывает об одном из них:

 Именно отсюда 30 июня 1943-го был совершен успешный побег на двух броневиках. Готовясь к нему, работавшие в гараже военнопленные сделали дубликаты ключей зажигания, раздобыли немецкую фуражку, узнали условный сигнал, который комендант подает при выезде охранникам. И, подгадав под обеденное время, смогли беспрепятственно покинуть на броневиках территорию. Немцы устроили погоню. Двоих из пятнадцати беглецов убили, остальным удалось уйти в лес и присоединиться к партизанам.

 

Чтобы помнили

Завершается экскурсия в Храме Воздвижения Креста Господня, который год назад возвели рядом с мемориальным комплексом «Масюковщина». Тут создан Музей подвига советских военнопленных — узников «Шталага-352» в городе Минске.

 

Настоятель храма Олег Кунцевич уточняет: в первые месяцы после открытия всех желающих водили в музей после каждого молебна. Сейчас экскурсии организовывают по предварительной договоренности.

 

В экспозиции хранятся личные вещи военнопленных: ложки, котелки, кружки, другие предметы. Обрывок солдатской гимнастерки. Именной медальон. Кусок ржавой колючей проволоки. Здесь же находятся нары, рядом с которыми — деревянная балка из бывшего лазарета с оставленными рукой узников личными данными. А еще — много архивных фотоснимков, свидетельствующих, через какой ад прошли наши попавшие в плен бойцы.

Здесь же можно увидеть книги, изданные за последние годы по данной теме. К примеру, историческую повесть белорусского писателя Николая Гаврилова «…И отрет Бог всякую слезу», в которой история «Шталага-352» рассказана через судьбу его бывшего узника.

 

На языке мультимедиа

В ближайшем будущем появится у «Шталага-352» и виртуальный музей. Его создают активисты, Республиканский союз туристической индустрии и фонд «Память, ответственность и будущее». Первая мультимедийная история, посвященная погибшему в 1943 году при спасении военнопленного лагерному врачу Михаилу Сенькину, уже презентована общественности.

Также идет поиск новых форм работы с детьми. Во время осенних каникул для учеников расположенной в Масюковщине школы № 132 провели экскурсию-квест, организовали мастер-классы, на которых предложили поделиться своим видением истории «Шталага-352» на языке анимации, живописи, графики. Планируется, что это ляжет в основу одной из мультимедийных историй.

Справочно

Как рассказали в администрации Фрунзенского района, проектным решением детального плана предусматривается сохранение территории исторического ядра лагеря в виде общественного сквера. Есть планы по меморизации объекта для увековечения памяти о трагических событиях Великой Отечественной войны. Так, в здании бывшего лазарета планируется создать музей.

Фото автора и Павла Русака